Эксперт: Путину Донбасс не нужен, но он будет «продавать» его очень дорого

Директор Центра «Новая Европа» Алена Гетьманчук считает, что США готовы сменить формат переговоров о судьбе Донбасса и Украины в случае, если Россия продолжит игнорировать ее предложения, а также лидеров европейских стран. Гетьманчук отмечает, что российское военное присутствие в Украине уже не т


Директор Центра «Новая Европа» Алена Гетьманчук считает, что США готовы сменить формат переговоров о судьбе Донбасса и Украины в случае, если Россия продолжит игнорировать ее предложения, а также лидеров европейских стран. Гетьманчук отмечает, что российское военное присутствие в Украине уже не так остро воспринимается Европой и США, потому что «отвлекают» другие геополитические конфликтные вопросы. Подробнее об этом – в интервью с экспертом.

Реально ли принудить Россию согласиться на размещение миротворцев ООН на Донбассе? Насколько реально украинские политики заинтересованы в таком решении сейчас, учитывая, что в стране скоро выборы?

Идея миротворцев на сегодняшний день сложнореализуема. Потому что, Курт Волкер, как мы знаем, предоставил предложения по формату и мандату миротворческой миссии Владиславу Суркову еще в январе, то есть фактически полгода назад, но до сих пор от российской стороны нет никаких предложений в ответ, никакой реакции нет даже на те предложения, которые были высказаны.

Мы видим, что происходит сознательное игнорирование посла Волкера с российской стороны, очевидно, оно тоже связано с несколькими факторами и поэтому сколько бы президент Петр Порошенко и посол Волкер не обсуждали бы миссию миротворцев, если нет политической воли и никакого желания России каким-то образом находить общие точки соприкосновения и двигаться вперед в этом вопросе, то вряд ли это можно реализовать.

Мы не видим такой политической воли с российской стороны, мы не видим какие-то факторы, которые сегодня могут повлиять на то, чтобы политическая воля появилась. Мы понимаем, что есть желание дальше покупать время, ждать выборов в Украине, ждать, изменится ли властная конфигурация в Украине – возможно, будут более благоприятные собеседники для Путина, с его точки зрения, и тогда, возможно, будет совсем другая договоренность.

То есть, очевидно, что Путину Донбасс не нужен, но он не будет его никому дарить. То есть, он его будет продавать и продавать очень дорого.

Насколько сейчас украинский конфликт актуален для международного сообщества, если учитывать ситуацию с Северной Кореей, с Ираном. Если можно его поставить на какое-то место в условном рейтинге, то какое это место?

Я думаю, что тема поведения России, агрессии России в целом, не только в Украине, безусловно, входит в топ-5, а может и в топ-3 главных задач и приоритетов Запада и международного сообщества: и США, и ЕС, и многих стран НАТО. Что касается именно действий России в Украинее – вопрос, возможно, есть в топ-10, но очевидно он не в первой тройке.

Для США, очевидно и это подтвердил новый советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, что большую часть времени они занимаются вопросами Северной Кореи и Ирана. А для Евросоюза - вопрос гибридных угроз, вмешательства в выборы, кибербезопасности, поведение на Ближнем Востоке в контексте взаимодействия с Ираном и Сирией. Действия России в Украине отошли на второй план. Есть определенная пауза в том, как дальше двигаться и действовать в контексте с Украиной.

Изменится ли ситуация с заменой Владислава Суркова, о чем сейчас много говорят?

О замене Суркова, как главного переговорщика говорят уже очень давно. По меньшей мере, последние полгода-год ведутся эти разговоры. Сегодня в контексте смены правительства в России это выглядит более оправданным и логичным. Но с другой стороны, я не вижу, что может измениться, ведь мы понимаем, что любое принципиальное решение по Украине Сурков должен согласовывать лично с Путиным. И Путин - это тот человек, который в режиме микроменеджмента также определяет и определенным образом имплементирует украинскую политику в России. Поэтому Сурков и другие люди могут просто делать видимость, что они поддерживают диалог, ищут решение. И таким образом, они могут манипулировать, вводить в заблуждение международных партнеров, находить их слабые стороны, как это Сурков пытался сначала сделать с Викторией Нуланд, потом даже с послом Куртом Волкером были такие попытки в Дубае. Но принимать каких-либо решений они не могут.

В последний раз, переговоры в Дубае между Волкером и Сурковым были очень показательными, потому что до конца марта россияне обещали прислать свои предложения по миротворческой миссии. Но по сей день такие предложения не были переданы. И, конечно, эта политика покупки времени, может продолжаться бесконечно, до тех пор пока Путин не поймет, что для него эта ситуация абсолютно безвыигрышная и нужно пойти на определенные компромиссы, но получить больше в итоге. Пока такой ситуации нет, и я не вижу оснований, что она появится, по крайней мере, до выборов в Украине.

В целом формат «Волкер-Сурков» эффективен, на Ваш взгляд, или не очень?

Этот формат был бы эффективным в том случае, если бы была готовность с российской стороны обсуждать вопросы и принимать решения. Мы увидели, что на определенном этапе была готовность обсуждать некоторые вопросы, которые могли бы сдвинуть процесс с мертвой точки, но не было готовности принимать любые решения. Сегодня мы видим, что вообще нет готовности даже обсуждать вопрос, не что принимать решение. Я думаю, и посол Волкер прекрасно понимает, что если эта ситуация будет сохраняться, то нет смысла продолжать этот канал коммуникации в том виде, в котором он есть сегодня. Я думаю, он продолжается только потому, и господин Волкер остается на этом посту и дальше приезжает, потому что были все же определенные надежды, что после выборов в России, после инаугурации, Путин будут заинтересован продемонстрировать свое миротворческое лицо и сделать какие-то шаги навстречу. Мы знаем, было много таких случаев, когда на Западе было впечатление, что Путин уже готов решать конфликт. И всевозможные факторы вводились, которые бы помогли ему дойти до такой позиции. Это и решение о предоставлении летального оружия для Украины, и углубление санкций... Но у меня нет такого ощущения, что он сегодня готов действительно что-то обсуждать и решать этот конфликт. Очень важно здесь отметить, что нынешний визит посла Волкера он несет очень выраженную гуманитарную составляющую. Он не приехал говорить только о какой-то большой политике, разрешении конфликта, миротворческой миссии, а он действительно приехал, чтобы оценить ситуацию на Донбассе. И мы видим, что международное сообщество именно этому вопросу уделяет все больше и больше внимания.

Едина ли позиция ЕС и США? Возможны ли разногласия в иранском вопросе и других, так же в вопросе Украины и России?

Те недоразумения, которые есть сегодня в трансатлантическом диалоге между ЕС и США, обычно идут нам очень не в пользу. Они нам вредят. Украина смогла столько времени получать солидарную позицию Запада только потому что была консолидированная позиция по санкциям, о том как отвечать на российскую агрессию. Конечно, сегодня после того, как Дональд Трамп объявил о выходе из иранского соглашения, ситуация может идти в ущерб Украине, потому что позиция США относительно санкций против России уже не будет настолько важной для некоторых европейских союзников США, как было раньше. И скоординировать эту позицию, как бы ни старалась американская дипломатия, тоже будет сложнее. Пока позиция остается единой в вопросе, как классифицировать действия России, но она остается так же и очень зыбкой. В Евросоюзе есть настроения, что диалог с Россией должен преобладать над противостоянием с Россией и ее наказанием.

Так же появляется все больше голосов и в ЕС и в США о том, что поддержка Украины не может существовать без предпосылок. Это должна быть поддержка в обмен на эффективную борьбу с коррупцией, другие реформы.

Топ новостей сегодня

Сегодня
20 Июня, 2018 Среда
больше новостей