Почему не остановили оккупацию Донбасса 5 лет назад?

Пять лет назад в Донецке происходили события, которые изменили ход новейшей истории Украины. В городе, да и во всей Донецкой области, уже уверенно действовали поддерживаемые Кремлем пророссийские сепаратисты. Кто и как им противостоял? Чтобы ответить на этот вопрос мы изучили хронику


Пять лет назад в Донецке происходили события, которые изменили ход новейшей истории Украины. В городе, да и во всей Донецкой области, уже уверенно действовали поддерживаемые Кремлем пророссийские сепаратисты. Кто и как им противостоял? Чтобы ответить на этот вопрос мы изучили хронику весны 2014 года. Один из ярких дней тех событий – 16 апреля. Именно тогда проявили себя все существующие центры сопротивления «русской весне», о них мы и вспоминаем спустя пять лет, сегодня, 16 апреля 2019 года. Мы задаем новые вопросы участникам и очевидцам событий того дня. Ответы на них, возможно, помогут найти рецепты преодоления последствий российской оккупации части Донбасса.

16 апреля 2014 года в Донецкой области происходили следующие события:

ДОНЕЦК

Исполком

Члены группировки Александра Захарченко «Оплот» впервые захватили здание городского совета. Около 20 человек, вооруженных автоматами, битами и винтовками, заняли все этажи. Захарченко тогда провозгласил: «Цель входа в здание – добиться от киевской власти проведения референдума о территориальном статусе Донецкой области». Государственный флаг над горсоветом был снят.

Фото: ОстроВ

Захарченко заявил, что активисты его организации считают Партию регионов предателями: «А какой можно считать эту партию, если она не отстаивает желание народа, проваливает законопроекты о федерализации, которые подаются самими членами Партии регионов?». Захарченко сообщил, что лично знаком с председателем Донецкой областной организации Партии регионов Николаем Левченко, но его политических взглядов не разделяет.

Фото: Сергей Ваганов

В этот же день прошло заседание горисполкома, люди Захарченко не мешали его проводить. Мэр Донецка Александр Лукьянченко озвучил свое мнение о происходящем на Донбассе: «Это последствия Майдана с одной стороны, аннексия Крыма с другой стороны и не совсем прозрачная и легитимная смена власти. Последние месяцы Украина оказалась на перекрестке геополитических интересов Европы, Америки с одной стороны и России, с другой стороны».

«Дружба»

Во дворце спорта «Дружба» прошел чрезвычайный съезд депутатов Донецкой области от Партии регионов, на который прибыли более 3 тысяч делегатов. Съезд пикетировали 20 сторонников «Донецкой народной республики» и требовали, чтобы «регионалы» поддержали «референдум», запланированный на 11 мая 2014 года.

Фото: Сергей Ваганов

На мероприятии глава Донецкой областной организации Партии регионов, депутат Верховной Рады Николай Левченко сказал: «Тем, кто призывает Донбасс выйти из Украины, я хочу сказать, что это то же самое, что выпрыгнуть из окна 10 этажа, если нам не нравятся услуги ЖЭКа… Мы должны остаться в доме под названием Украина и сейчас ставить задачу навести там порядки, которые устраивают всех граждан… Нужно уберечь от беды радикально настроенное меньшинство наших земляков (сторонников «ДНР» - прим. ред.), их горячие головы».

Присутствующий народный депутат ВР Борис Колесников высказался: «В требованиях жителей Донбасса ничего нет невыполнимого: это децентрализация, отдайте власть на места, больше ничего нет, бюджетная автономия – оставьте деньги, которые заработаны здесь, на местах».

Мэр Славянска Неля Штепа на съезде заявила: «Я за мирный протест людей, они имеют на это право. Первое, что нужно сделать – привести ситуацию в законное русло. Все незаконные формирования должны сложить оружие. И они должны сделать это по всей стране: и во Львове, и в Ровно, и в Киеве, и в Славянске. Потому что победителей в гражданской войне не бывает… Люди должны иметь право на проведение референдума».

В финальной резолюции съезда было указано: «Мы обращаемся ко всем нашим землякам, протестующим в городах в Донецкой области, и призываем вас, просим вас, сложите оружие. Не подвергайте опасности жизни мирных граждан. Освободите захваченные административные здания».

КПСД и СЦРО

Члены неформальной группы «Комитет патриотических сил Донбасса» обратились к чрезвычайному съезду «регионалов» и потребовали «услышать позицию жителей региона, которые выступают за единство Украины». Они выдвинули 9 требований, среди которых были следующие:

  • осудить аннексию Крыма и попытки России вооруженным путем дестабилизировать ситуацию в регионе;
  • осудить насильственные действия радикальных группировок сепаратистов по отношению к гражданам и захваты административных зданий;
  • призвать центральные и местные правоохранительные органы немедленно расследовать убийство жителя Донецка Дмитрия Чернявского и массовые избиения граждан, выступающих за единство и целостность Украины;
  • осудить инициативы проведения местных референдумов в неустановленном законодательством порядке;
  • призвать органы местного самоуправления отменить незаконные решения о подготовке местных референдумов о «судьбе Донбасса», принятые под давлением;
  • осудить действия чиновников местных органов власти, которые на протяжении ноября 2013 г. – апреля 2014 г. нагнетали общественно-политическую ситуацию в Донецкой области, распространяли неправдивую информацию и мифы о развитии событий в регионе.

Члены КПСД просили Александра Турчинова, Арсения Яценюка, Петра Порошенко, Юлию Тимошенко, Виталия Кличко, Петра Симоненко, Арсена Авакова, Андрея Парубия и других политиков приехать 17 апреля в Донецк на митинг национального единства и провести в Донецке совещание Совета национальной безопасности и обороны Украины. Также просили прийти на митинг главу Донецкой областной госадминистрации Сергея Таруту и мэра Донецка Александра Лукьянченко: «Покажите свое отношение к расколу страны и развязыванию гражданской войны в регионе... Время требует решительных действий и четкой гражданской позиции». Никто из обозначенных в списке лиц на митинге 17 апреля не был замечен прессой.

Еще один негосударственный актор, сделавший заявление в этот день – Совет церквей и религиозных организаций Донецкой области. Здесь потребовали пресечь антисемитские провокации «ДНР» после происшествия у Донецкой синагоги: «15 апреля группа неизвестных с закрытыми лицами, подъехав к донецкой синагоге, стала раздавать всем выходящим из нее листовки унизительного, противоправного характера».

Милиция

Главное управление МВД Украины в Донецкой области объявило о создании трех батальонов патрульной службы милиции особого назначения: «Донецк-1», «Донецк-2» и «Артемовск». При этом здание Управления министерства внутренних дел в Донецкой области было заблокировано бывшими сотрудниками спецподразделения «Беркут», которые на тот момент уже представляли «ДНР». Днем в ГУМВД Украины в Донецкой области состоялось совещание, в котором приняли участие руководители главка, начальники городских и районных отделов милиции Донецкой области и представители пророссийских митингующих, которые находились в здании областной госадминистрации. Конструктивный диалог не получился: были высказаны взаимные претензии, варианты путей выхода из конфликта озвучены не были.

В этот же день над Донецком на низкой высоте летал боевой истребитель.

Газета Донецкого областного совета «Жизнь», которая, в основном, использовалась областной властью для распространения своих заявлений, в статье «Попытка переворота» так описывала происходящее в городе: «Митингующие, заявляющие изначально политические лозунги и требования, в большинстве своем превратились в обыкновенных хулиганов и мародеров. В течение трех дней, пока протестующие занимают здание областного совета, строят баррикады и укрепления, внутри происходят события, совсем непохожие на мирный протест – оккупировавшие помещения люди громят кабинеты, портят имущество ведомственных подразделений ОГА, а также предприятий и компаний, арендующих офисы в здании. Стены и окна внутри здания исписаны краской и лозунгами, содержащими нередко нецензурную брань, во многих кабинетах на разных этажах разбиты компьютеры, орг- и фототехника. По словам свидетелей, вскрыты ящики столов и даже сейфы, испорчена мебель, разбросаны документы».

 КРАМАТОРСК

Маршрутки желтого цвета перегородили проезд колонне военной техники с украинскими десантниками, затем сепаратисты захватили 6 машин БТР, которые вошли в Краматорск для проведения антитеррористической операции. В этот же день был освобожден от захватчиков военный аэродром в Краматорске.

Карта с обозначениями городов области, в которых «ДНР» захватила здания городских советов 16 апреля 2014 года.

ГОРЛОВКА

Заместитель начальника милиции Горловки Герман Приступа пожаловался в этот день, что не получает четких сигналов из Киева: «Горловский гарнизон милиции – это более 800 человек, большинство из которых не намерены изменять присяге, которую давали народу Украины. Мне звонят знакомые, работники милиции в отставке, они говорят, что готовы освободить здания от захватчиков, явившихся с флагами чужого государства. Был бы только приказ».

Герман Приступа (справа) и Андрей Крищенко

В анонсе интервью с Германом Приступой журналист сайта Горловка.ua так описал ситуацию: «Правоохранители шахтерского города двое суток сдерживали атаки в надежде получить подкрепление. Почему они остались один на один с толпами боевиков под командованием российского спецназа?».

СЛАВЯНСК

В Славянск 16 апреля 2014 года вошло шесть единиц захваченной украинской бронетехники, над которыми развевались российский флаг и флаг группировки «Народное ополчение Донбасса».

МАРИУПОЛЬ

Днем трудовые коллективы комбинатов им. Ильича и «Азовсталь» (оба принадлежат Ринату Ахметову) обратились к мариупольцам: «Не допустим развала Украины, развала промышленности… Мы сохраним единство Украины, мир и покой в нашем городе, обеспечим своих родных и наш город всем необходимым для нормальной жизни». Вечером в Мариуполе между украинскими силовиками и сепаратистами произошла перестрелка. Военные отбили у боевиков воинскую часть.

КИЕВ

Верховная Рада провела закрытое пленарное заседание по ситуации на юго-востоке страны с участием представителей силовых структур и правоохранительных органов. Первый вице-премьер Виталий Ярема заявил: «Принято постановление Верховной Рады о поддержке тех действий, которые осуществляют на востоке Украины правоохранительные органы, Минобороны и все силовые структуры относительно мер по обеспечению правопорядка и целостности нашего государства… Есть сотрудники милиции, которые отстаивают позицию украинской независимости и никоим образом не сотрудничают с сепаратистами, а есть сотрудники милиции, которые надели георгиевские ленточки и находятся в подчинении сепаратистов».

В СМИ распространяется сообщение руководителя Антитеррористического центра при СБУ Василия Крутова: «Антитеррористическая операция направлена на сдерживание агрессии, а не на убийство людей». 13 апреля 2014 года было принято тайное решение СНБО «Про невідкладні заходи щодо подолання терористичної загрози і збереження територіальної цілісності України». Крутов сообщил: «Украинским военным приходиться иметь дело с очень серьезным, очень квалифицированным и очень профессиональным оппонентом. Надо отдать должное: очень хороший уровень подготовки, знание тактики, практика – эти люди бывали в горячих точках и мира и на своей территории».

***

Из вышеописанных фактов четко прослеживается, что 16 апреля 2014 года проявились одновременно 4 основных центра, которые выступали против распространения влияния российских организаций в регионе, стремились к скорейшему урегулированию ситуации на Донбассе.

Первый и наиболее влиятельный центр – это местная элита, объединенная под флагом Партии регионов. Сюда входили представители органов местного самоуправления, включая мэра Донецка А. Лукьянченко, народные депутаты, представляющие избирателей Донбасса в парламенте, избранные на выборах 2012 года (Николай Левченко и др.), а также сотрудники и менеджмент корпорации Рината Ахметова. Основные требования центра носили политический характер: единство Украины, русский язык – второй государственный, внеблоковый статус Украины, амнистия для тех, кто вышел на митинги, сложить оружие и освободить административные здания. «В Донецкой области есть легитимная власть, избранная народом на выборах – это депутаты всех уровней… Действительно, у нас есть проблемы с теми людьми, которые пришли к власти с помощью государственного переворота в Киеве… Турчинов и центральные органы власти не имеют права применять армию и ВСУ для подавления восстаний (на Донбассе - прим. ред.) так как это приведет к крови», – сказал Левченко накануне съезда.

Второй по значимости центр – местные силовики, которые оставались верными присяге и не перешли на сторону «ДНР». Яркий пример – оборона городского отдела милиции в Горловке Германом Приступой и Андреем Крищенко.

Третий центр влияния на ситуацию в регионе условно можно назвать «киевскими властями». Это определение тогда было в ходу у сепаратистов, вероятно, чтобы подчеркнуть, что есть еще «иные власти». В регионе этот центр формально представлял Сергей Тарута, которого назначил и.о. президента Александр Турчинов председателем Донецкой областной государственной администрации 2 марта 2014 года. Тарута делал основные заявления от имени центра в регионе: «Всеукраинский референдум 25 мая позволит объединить страну вокруг идеи реформ и внедрения европейских стандартов. На референдум планируется вынести вопросы передачи дополнительных властных полномочий регионам Украины и создания муниципальной милиции», «Для стабилизации ситуации в регионе представители региональной власти ведут переговоры с представителями протестующих групп населения и настроены на мирное урегулирование острого кризиса». А. Турчинов говорил: «Нет необходимости принимать закон об амнистии участников протестов на юго-востоке страны, если они добровольно сложат оружие и освободят здания». Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявлял: «Закон «Колесниченко-Кивалова» никто отменять не будет. Это закон, который представляет интересы русскоязычного населения Украины. Украинское правительство неизменно в своей политике относительно языкового вопроса».

Четвертый центр сформировали негосударственные акторы (или гражданское общество), действующие на региональном уровне и объединенные под несколькими неформальными «зонтиками». Среди них «Комитет патриотических сил Донбасса» (представители – Сергей Гармаш, Егор Фирсов, Дмитрий Ткаченко и др.), «Донецк – это Украина» (наиболее известная представительница Диана Берг), Независимый профсоюз горняков Донбасса, Союз церквей и религиозных организаций, протестантские организации и многие другие организации.

И в Киеве, и в Донецке элиты демонстрировали беспомощность в борьбе с иностранной агентурой на Донбассе в апреле 2014 года и позже.

Местная элита и центральная власть тогда так и не смогли объединиться в один «кулак» из-за политических разногласий. В результате гибридное двуглавое чудовище «РФ +ДНР» продолжает пожирать силы и Донбасса и Украины 5 лет на фоне непрекращающихся склоков внутри украинской политической элиты.

Параллельно с российским вторжением в 2014 году велся и другой фронт – за власть внутри самой Украины. Представители Партии регионов считались «предателями» в Киеве, так как рассматривали модель будущего Украины как нейтрального государства с русским языком вторым государственным.

Представители же новой «киевской» власти считались «предателями» на Донбассе, так как «не давали провести референдум» и воспринимались сквозь фильтры российского телевидения, где были названы «хунтой».

Пришедшая к власти после Майдана новая команда априори не могла вступать в кооперацию с представителями старой команды, по крайней мере, публично. Ведь именно против «старой» власти боролись активисты на Майдане в результате чего во время уличных боев погибли десятки гражданских лиц. Такая кооперация сразу бы была названа реваншем, «откатом» и предательством. Но как раз позиции «старой» власти были сильны на Донбассе, но без поддержки Киева они так и не смогли повлиять на ситуацию.

Но неужели только политические разногласия мешали новой и старой элитам объединить усилия в апреле 2014 года для того, чтобы эффективно влиять на ситуацию на Донбассе? «Новости Донбасса» задали этот вопрос представителям условных центров спустя 5 лет.

«А зачем вообще объединяться?! И как может объединиться власть с оппозицией?! Всё просто - власть весной 2014 года не выполнила свою основную функцию, не обеспечила правопорядок, не защитила закон, - считает Николай Левченко. - СБУ и МВД не нуждались ни в каких объединениях - это силовые структуры, задача которых защищать своих граждан. Они этого не сделали».

Он видит главную проблему в действиях своих бывших политических оппонентов.

«Мы же, как оппозиция, выдвигали политические требования, при этом, однозначно призывая вернуть все протесты в правовое поле. Официальный Киев должен был либо пойти на компромисс, либо навести порядок, либо сделать сразу и одно и второе. Киев же, наоборот - не сделал ни первое, ни второе. А вот был это умысел или некомпетентность со стороны власти - это установит следствие. Я думаю оно ещё будет», - прокомментировал Левченко.

Упоминаемый выше чрезвычайный съезд депутатов Донецкой области от Партии регионов потребовал 16 апреля 2014 года закрепления за русским языком статуса второго государственного и разделения полномочий между центром и регионами, а также амнистии для всех участников митингов на востоке Украины. Часть митингующих выступали с аналогичными требованиями. Николай Левченко считает, что съезд Партии регионов «нужно рассматривать только в контексте всеукраинских событий, а не на фоне только одних радикалов с флагами РФ». Он уверяет, что депутаты выдвинули свои предложения как способ предотвращения войны.

Соучредитель гуманитарной организации «Ответственные граждане» и глава аналитического центра «Институт региональной политики» Энрике Менендес, опираясь на опрос ряда донецких и луганских экспертов, считает, что с начала марта до середины апреля 2014 года у Донецка было «окно возможностей», чтобы избежать эскалации конфликта. В комментарии «Новостям Донбасса»  Менендес рассказал, что и сам неоднократно задавался вопросом, что пошло не так и почему шансы на кооперацию были упущены. Для этого его организация провела исследование «Региональные элиты Донбасса», оно будет презентовано в мае. Были опрошены донецкие и луганские активисты, журналисты, представители прошлой и новой власти. По словам Менендеса, большинство из опрошенных, как и он сам, считают, что и местные элиты, и представители центральной власти «повели себя абсолютно неадекватно», при том, что они имели возможность изменить ситуацию.

«Во-первых, были шансы для того, чтобы до середины апреля после официального объявления АТО остановить большую войну и вмешательство Российской Федерации. Но для этого должны были сработать несколько факторов. Само по себе гражданское общество на Донбассе и конкретно в Донецке было слишком разрозненным и слишком малочисленным, чтобы серьезно повлиять. Мы свой максимум сделали 5 марта, когда больше 6 тысяч дончан под украинскими флагами вышли на площадь Ленина и показали, что Донецк – это украинский город и Донбасс – это Украина. И дальше этот флаг должны были подхватить люди, которые обладали властью. В первую очередь, руководители силовых структур. И, конечно, здесь уже нельзя разделять региональный уровень и национальный. Потому что все мы знаем, что события на Донбассе произошли не в вакууме, они произошли как реакция на события во время Евромайдана. Не секрет, что Донецкая и Луганская области, как и многие другие регионы, не приняли изменения, которые произошли в Украине, в Киеве. И из-за этого, конфликт невозможно было решить без адекватного поведения людей, которые пришли к власти в Киеве. На мой взгляд, они тоже повели себя неадекватно, они недостаточно прислушались, недостаточно здраво оценили угрозу сепаратизма и вмешательства северного соседа. Поэтому они были недоговороспособными. Я лично присутствовал, и от других экспертов получал информацию о том, как выглядели переговоры между региональными руководителями в Донецке и теми людьми, которые занимали уже высшие государственные должности в Киеве. Это были неадекватные разговоры, это была смесь недооценки рисков со снобизмом, агрессией, страхом непониманием. Гремучая смесь привела к тому, что случилось», – высказал мнение Энрике Менендес.

Опираясь на инсайдерскую информацию, активист указал, что Александра Захарченко (был убит летом 2018 года, – ред.) к де-факто власти в Донецке привели местные элиты. А именно с ними, по убеждению Менендеса, и нужно было вести переговоры весной 2014 года.

То есть, часть людей, с которыми можно и нужно было разговаривать, сейчас уже либо мертвы, либо остались жить на неподконтрольной территории.

«С этими людьми и с их шефами нужно было вести кулуарные переговоры и параллельно – с Россией. Но мне кажется, что роль России переоценивают… До крымского «референдума» – с начала марта 2014 г. до 20-го числа этого же месяца было прекрасное окно возможностей. Потому что региональным элитам Донбасса было бы более выгодно жить в единой Украине. Если бы они получили гарантии, и у них бы не было дополнительного стимула раскачивать ситуацию, не понимая, к чему это может привести, они могли бы как-то повлиять на своих сторонников. Но мы же видим, что тогда был разброд и шатание», – считает Менендес.

Много вопросов у активистов и даже политиков и к донецким силовикам.

Генерал-майор Юрий Седнев из областного главка Николаева пришел руководить милицией Донецка в середине мая 2014 года. К этому моменту многие административные здания в городе были захвачены митингующими. В райотделах уже не было оружия – его вывезли. Зато у местных сепаратистов и приехавших из России «туристов» оружие было, и они особо это не скрывали. По словам Седнева, при таком раскладе сил, вести переговоры с пророссийскими радикалами с позиции ультиматума было просто невозможно. Иначе бы вышло совсем не так, как рассчитывали правоохранители – их склоняли «дать присягу народу Донбасса».

«Четырежды меня пытались вытащить на разговоры: «Давайте, переходите!». От меня требовали присягу народу. Я говорю, что уже дал присягу (Украине – прим. ред.). Второй не дам», – вспоминает Седнев.

Он отмечает, что к моменту, когда его назначили руководить донецкой милицией, силовые структуры города ушли в подполье или вовсе выехали из города, координировать с ними свои действия управление МВД просто не могло. Не было четких указаний и из центра.

«Не было никаких указаний, советов или приказов. Были какие-то общие лозунги… Приходилось на местах принимать решения, но это было все очень сложно, потому что не было необходимой информации. Опять же, милиция не может самостоятельно работать в таких условиях. Есть представители администраций, руководство СБУ, прокуратура, с которыми все эти ситуации координируются. Но этого не было. Все было разрозненно», – рассказал экс-руководитель донецкой милиции.

Юрий Седнев говорит, что ему было сложно на тот момент сориентироваться и понять, с кем нужно кооперироваться, чтобы в Донецке был порядок. Сложность заключалась в том, что все приходилось решать самостоятельно, без команды сверху. В МВД его просили «продержаться пару месяцев», пока не закончится антитеррористическая операция, которая уже к тому моменту шла в городах вокруг областного центра.

Седнев покинул Донецк вместе с гарнизоном в июле 2014 года. Тогда в Мариуполь из 2,5 тысяч сотрудников милиции выехали 1,7 тысяч человек.


Формат разрешения ситуации на Донбассе каждый из центров видел по-своему. Для кого-то приемлемым был силовой сценарий, и люди ожидали соответствующей команды. Местная власть и Партия регионов видели себя «канализаторами» протестов, максимально соглашаясь выполнить требования протестующих. Киев ожидал рецептов по непубличным каналам от «знатоков Донбасса». «Киевляне» во главе с Тарутой в регионе и «регионалы» во главе с Левченко, Колесниковым и прочими сходились на том, что некая форма референдума была необходима, однако политические разногласия брали верх, и мало кто из новой команды хотел признавать связи с «регионалами».

Топ новостей сегодня

Сегодня
больше новостей